Общее·количество·просмотров·страницы

воскресенье, 5 ноября 2017 г.

А ПОМНИШЬ? "НЕПОБЕДИМАЯ И ЛЕГЕНДАРНАЯ".

В очередной раз попалась на глаза сакраментальная фраза «а помнишь», на этот раз в сопровождении иллюстрации какой-то спупербомбы, очевидно с намеком «зато нас все боялись и уважали».




Ну что же, поскольку товарищи апологеты славного советского прошлого коснулись «непобедимой и легендарной», позвольте небольшое эссе на эту тему от человека, который повидал несколько больше, чем бывшие советские граждане в возрасте 45+
В Вооруженные силы меня призвали на самом закате СССР – служил в 1988-1990 годах. Причем так получилось, что попал в элитную (это важно, ибо в неэлитных было намного хуже) часть Внутренних войск МВД СССР – знаменитая «Кобра», 22-я Калачевская бригада оперативного назначения. В 1988 году ее специально сформировали для действий в Карабахе, Абхазии, Туркмении, Азербайджане и других «горячих точках».
Никто моего хотения и хотения родителей, естественно, не спрашивал. В советской армии офицеры, которые занимались набором призывников в части назывались «покупателями». Нас, будущих солдатиков – «покупали» в буквальном смысле, за пару бутылок коньяка, а то и энную сумму денег в лапы офицерам военкоматов, чтоб выбрали «нормальный контингент».
Фактически это был спецназ, часть, в которую мечтали попасть многие призывники: практически весь личный состав – славяне, хорошая кормежка по специальному рациону («цепные псы» советской «дружбы народов» должны есть пусть и не очень вкусно, зато сытно), полное отсутствие «дедовщины», и т.д.
Кстати – чтобы уклониться от военной службы, уехав куда-нибудь «на заработки» - об этом даже никто не думал, ибо советская демократия такого «гнилого либерализма» не позволяла и в случае, если в неизвестном направлении исчезал призывник, начиналась о-о-очень сладкая жизнь у его родственников. Вплоть до посадки в лагеря. От почетного долга защиты отечества бегать было несподручно, не то, что сейчас.
Первое, с чем пришлось столкнуться – это чудовищное унижение всякого человеческого достоинства. Тогда я этого не понимал, ибо молод и глуп был. Но с обретением жизненного опыта, это становилось все понятнее. Сейчас совершенно очевидно, что ВСЯ система «боевой и политической подготовки» была направлена на то, чтобы сделать из нас орду. Орков.
Да этого особенно никто и не скрывал. Еще на КМБ наш взводный лейтенант Семин прямо заявил: «Мы должны сломать вас. Мы должны сломать в ас человека и вместо него вырастить солдата». В Советской Армии (я не делю ВВ, СА, ПВ – все это Армия) человек и солдат – понятия несовместимые. Личности там делать нечего. Личность в армии умирала либо в фигуральном смысле, либо… фактически. Потому в «непобедимой и легендарной» процесс спятивших и списанных га «гражданку» по ст. 7-б был огромен, а число случаев самоубийств и дезертирства потрясает до сих пор.
Человека в армии убивали с первых секунд. Сразу после появления в части новобранцев вели в баню. Там отбирали гражданскую одежду и при нас рубили топорами на огромной плахе. Это психологический прием. Это показывало: ты в ином мире и назад пути нет – 730+ дней отдай Родине – не греши.
Да, теоретически солдат мог за счет государства отправить домой эти вещи. Но лишь теоретически. Ибо попытка сия вызывала жесткую реакцию сержантов. Такого начинали «чморить» морально на месте. А если «куркуль» не понимал и таки добивался своего – он уже с первых дней попадал в разряд «чмошников» со всеми вытекающими.
Или вот солдатская столовая.  Почему там поварами были такие же рядовые и сержанты из РМО, а не вольнонаемные?  Почему всю грязную работу от чистки картошки до мытья полов выполняли переодетые в «подменку» солдатики? Экономия средств? А когда это в СССР на армии и КГБ экономили? В СССР танков было больше, чем во всех странах мира вместе взятых. Уж как-нибудь на нормальную цивилизованную столовую персонал набрали бы.
Столовая – это тоже элемент «воспитания». Дело в том, что харч в советской армии был просто отвратителен. Это и из-за безудержного воровства, конечно, когда со свиных полутуш все мясо обрезалось в пользу зампотыла, начальника столовой, склада, прапорщиков, офицеров РМО, а потом уже и солдат-поваров так, что в котел попадало одно сало. Но. Отвратительная еда - это еще и элемент воспитания.
В первые дни солдат просто не может есть эти помои. Эту пшенку, залитую топленым салом; эту перловку, этот «вассер-суп», эту гнилую типа квашенную капусту; пить чай, закрашенный жженным сахаром. Потом, конечно втягивается, но скудость рациона делает его вечно голодным.
Вот и рвется солдатик в солдатскую чайную – «чипок». А сержанты его туда не пускают. И вынужден он перед сержантом унижаться. Давать ему «взятку» в виде пары «печенюшек». Вынужден солдат унижаться перед такими же, как он, солдатиками столовой из постоянного контингента: хлеборезами, поварами и их помощниками и даже перед своими же товарищами, которые сегодня заступили в наряд по кухне, а значит, имеют возможность «спионерить» кусок хлеба с маслом или на раздаче плюхнуть на твою алюминиевую тарелку чуть больше каши и чуть меньше жира, чтоб хотя бы съедобно было.
Отсюда при заступлении роты в наряд, мечта солдата не ответственный и почетный пост у склада с боеприпасами или боса с могучей боевой техникой, а – в наряд по столовой. Приоритеты в советской армии были расставлены четко.
Я не буду тут рассказывать об издевательствах сержантов (дедовщину опустим, дабы не травмировать души читателей, тем более, что у нас в бригаде ее не было. Почти) над «духами» и «черпаками». Не буду говорить о санчасти, где тебе начмед в прямую заявлял, что ты «косишь» из-за того, что служить Родине не хочешь. О системе наказаний в армии, которая базировалась на унизительной чистке с помощью зубной щетки и иголки «очков» в туалете тоже не буду.
Не буду, ибо очень много букв получится. Я только замечу, что «учебно-воспитательный процесс» в Советской армии был построен таким образом, что на чистку сортиров, картошки и сапог; на строевую подготовку и «тактику», основа которой – переползание по пластунски и бег в противогазах; на политическую подготовку, где рассказывали об агрессивной сущности блока НАТО; на физическую подготовку, которая состояла в основном из бега – на это все уходило 80% времени.
Система наказания в армии тоже своеобразна. Она зиждилась на бессмертном учении «великого педагога» Макаренко, руководившего колонией для малолетних преступников (а вы спрашиваете, откуда у нас такая популярность всего блатного) – т. е. «воспитании через коллектив.
Нашел сержант в кармане у солдатика кусок «чернушки» - не полодено. Посылает он  в столовую к знакомому сержанту за хлебом-солью. Строит отделение и объявляет: поскольку рядовой Х не наелся за обедом и носит запрещенное в карманах, будем доедать. Делает «бутерброд», распилив буханку пополам и круто посыпав солью, а пока рядовой Х ест (все должен съесть, всю буханку), отделение (а иногда и весь взвод) отжимается. Чем раньше рядовой Х съест – тем раньше взвод отмучится. Соответственно, рядовому Х битье ночью от боевых побратимов обеспечено. Битие, как нас учили классики Марксизма-Ленинизма – оно определяющим образом определяет сознание.
А боевая подготовка? А не было ее. Практически. Раз в месяц – марш-бросок на полигон и целых 6 патронов на три цели. Раз в 2-3 месяца – более масштабные «учения», даже с применением пары-тройки единиц боевой техники. У танкистов – та же система, только вместо беготни в противогазах, они прктиовались в «вождении» и «стрельбе» на неподвижно стоявших в боксах танках. Заряжали макетами снарядов, «понарошку» целились, «понарошку» стреляли. А учебно-боевые стрельбы – раз в месяц в лучшем случае.
И такая система всех устраивала. Командиров и офицеров – в первую очередь (в них-то людей сломали еще в офицерских училищах), ибо сидеть в канцелярии и каптерке пока сержанты занимаются «тактической подготовкой» в виде переползания по-пластунски непосредственно на плацу или отжиманием взвода, покуда рядовой Х жрет свой «бутерброд», уютнее, чем по кустам на полигоне скакать.
А результат? Результат пребывания в армии – полностью сломленный человек. Сломленный так, как это надо власти. Он никогда не станет защищать свои права. Он никогда не пойдет против начальства. Он люто боится проявить индивидуальность. Он даже на футболе, если не сильно пьян, боится громко поддерживать свою команду.
Вы заметили, что в очередях, в общении с начальниками, в каких-то конфликтах, на вечеринках советские женщины были гораздо активнее мужчин, смелее, раскованнее? Даже сейчас эта тенденция сохраняется. Это потому, что женщины не служили в Советской Армии.
А итогом всего этого было то, что реально армия СССР была небоеспособной. Она умела поражать иноземцев «показухой», но в бою не стоила ничерта. Ибо солдатско-сержантский состав был забит и необучен; младший офицерский состав – безынициативен, а старшие офицеры – закостеневшие «совки». И с каждым голом деградация лишь усиливалась.
«Воспитание через коллектив» приводило к тому, что солдаты в бою жались, как бараны, друг к другу. Это отмечали еще немецкие офицеры во время Второй мировой; это ж приходилось наблюдать в Карабахе. Пока солдаты вместе, в куче – им не страшно. Но чем меньше их группа, тем более они склонны к панике.
С другой стороны, превращение солдат из личностей в «винтики» глобально делало армию мешком одинаковых винтиков, а не грозной военной машиной. Такая армия воевать иначе, чем толпами, с матами бегущими на пулеметы, не может. Причем обязательным условием есть наличие сзади заградотрядов. Так что демонстрация гигантских ракет на парадах – это обычные дешевые «понты».
Кстати, опыт войны в Чечне и на Донбассе говорит, что российская армия и сейчас в таком же качественном состоянии пребывает. А опыт Сирии показателен в плане навыков использования сложных систем ПВО и управления огнем. Да и на Донбассе соотношение потерь российских «ихтамнетов» и украинских военных – примерно такое же, каким были потери советских войск в боях с «Вермахтом». Ничего не изменилось. И какими бы танками, бронемашинами и прицелами солдат не оснащали – будет еще хуже. Просто потому, что сложной боевой техникой может управлять только ЛИЧНОСТЬ. Не только образованная, но имеющая собственное достоинство, гордая и незвисимая.
В то же время украинская армия, под влиянием американских, канадских, немецких инструкторов; руководимая молодыми, образованными, имеющими огромный опыт боевой работы, полковниками и такими же молодыми генералами, произведенными из вчерашних полковников уже качественно иная. Мы идем вперед. Россия, застрявшая  в «совке», возрождающая культ Сталина-Брежнева все больше отстает. Сегодня ментально и морально, завтра – и технически.

Кстати, и столовые в украинской армии давно уже другие, и «учебно воспитательный процесс» иной…

2 комментария:

  1. Подпишусь под всем, до последней запятой. Чуть правда раньше, в 80х познал военную науку, и легче и тяжелее, потому что после ВУЗа.

    ОтветитьУдалить
  2. На счёт кормёжки "по духанке" Вам ещё повезло. В нашей УТД им. Л.И.Брежнева летом 1986 года столовая вообще была на ремонте, кормили весь полк из полевых кухонь на улице. Нам, курсантам, говорили:"Масло в каше, а сахар в чае". Всё нужно было делать бегом. Правда, вскоре и эта вольница закончилась. Котлы убрали(что-то типа борьбы с антисанитарией) и начали выдавать мясо-растительные консервы в банках. Естественно, что товарищам сержантам кушать хотелось больше, чем остальным, поэтому выходило в лучшем случае банка на двоих. С водой для мытья посуды было вообще швах. Короче, в августе началась массовая дизентерия(слава Богу проскочил), в учебных ротах пооставалось по половине состава, а в начале сентября явился Его Величество гепатит(тут уж не пропетлял). Об изоляторе окружного военного госпиталя г.Читы лучше не писать, если это будут читать люди со слабой психикой, боюсь за них. Ну, а по поводу боеспособности кадрированных частей, в которых служил после "учебки", это даже похлеще, чем описано у Вас.

    ОтветитьУдалить